Новости

Новости

Мы освещаем изменения в работе бизнеса, связанные с пандемией COVID-19.  Читайте наши регулярные обзоры, чтобы быть в курсе последних новостей.

img
27 Октября, 2021

Интервью с Петром Ильичевым для журнала The Lawyer

Вице-президент Московской коллегии адвокатов «ГРАД» Пётр Ильичев дал интервью юридическому журналу The Lawyer, в котором рассказал о профессии арбитра, каким делом из практики гордится и придет ли когда-нибудь арбитраж на смену государственному правосудию.


Петр, вы когда-нибудь мечтали профессионально заниматься арбитражем (третейским разбирательством)?


Эта тема меня волновала еще тогда, когда я был студентом Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА). Мне было интересно, насколько эффективен может быть арбитраж (третейское разбирательство) как альтернатива государственному правосудию. Но я и представить не мог, что именно это направление юридической практики станет делом моей жизни.


В 2005 году меня приняли в помощники адвоката. Потом я поступил в стажеры, получил статус адвоката, был избран в члены квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской области, стал вице-президентом Федерального союза адвокатов России.


Занимаясь адвокатской деятельностью, и регулярно представляя интересы своих доверителей в судах по гражданским делам, я понял, как работает система государственного правосудия. С интересом наблюдал за тем, как судьи рассматривают гражданские дела, анализируя материалы дела, исследуя доказательства и принимая решения. Тогда я осознал, что хотел бы заниматься чем-то подобным, однако было одно препятствие: адвокатская деятельность и деятельность судьи государственного суда несовместимы. Но, к счастью, в нашей правовой системе действует и негосударственный арбитраж, который позволяет даже адвокатам выступать в роли арбитров. Это и стало для меня удачным профессиональным компромиссом.


Как вам удалось стать арбитром?


Получив в 2011 году статус адвоката, я принял решение взаимодействовать с Ассоциацией юристов России, вступил в члены этой организации, и стал активно заниматься оказанием бесплатной юридической помощи населению. Около года консультировал граждан в приемной Президента России. И тогда близко познакомился с человеком, который внес огромный вклад в мое профессиональное становление – Алексеем Павловичем Галогановым. Он и сейчас остается для меня профессиональным и нравственным ориентиром. Его энтузиазм и работоспособность воодушевляли: он успешно руководит Адвокатской палатой Московской области и Московским областным отделением Ассоциации юристов России, при этом является доктором юридических наук, профессором Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), президентом Федерального союза адвокатов России.


 Алексей Павлович предложил мне создать и возглавить третейский суд при Московском областном отделении Ассоциации юристов России. Я разработал правила арбитража, подобрал список авторитетных арбитров, выстроил систему администрирования споров. За 3 года мы рассмотрели около 50 споров, стараясь поддерживать высокое качество арбитража и обоснованность выносимых нами решений. Не было ни одного случая отмены государственным судом решения третейского суда, а также отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения. Этот опыт для меня бесценен.


 Когда произошла реформа законодательства об арбитраже, я продолжил заниматься им в нескольких аспектах: возглавил комиссию Ассоциации юристов России по третейскому разбирательству, стал членом Совета при Минюсте России по совершенствованию третейского разбирательства, а также арбитром Арбитражного центра при Российском союзе промышленников и предпринимателей. Кроме того, преподаю арбитраж в Университете им. О.Е. Кутафина (МГЮА) и на курсах повышения квалификации в Федеральной палате адвокатов.


Как специалист вы успешно состоялись и в адвокатуре, и в арбитраже. Казалось, поле деятельности широчайшее, а вы, как известно, еще и наукой занимаетесь. Что вами движет?


Я убежден, что настоящий специалист в области права не должен забывать о ее теоретическом аспекте. Всегда старался совмещать адвокатскую и иную практическую деятельность с наукой и преподаванием. Окончив в 2009 году Университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА), я поступил туда же, в аспирантуру. Параллельно преподавал, вел семинарские занятия для студентов, продолжаю заниматься этим и сейчас.


 В аспирантуре мне очень повезло с научным руководителем, меня направлял выдающийся российский и советский цивилист Алексей Иванович Масляев, который, несмотря на свой почтенный возраст (на момент защиты моей кандидатской диссертации ему было более 90 лет) уделял мне много времени и внимания. Давал ценные практические советы, рассказывал про классиков советской цивилистики, с многими из которых он был знаком лично. Алексея Ивановича уже нет с нами, но его советы и наставления до сих пор помогают мне в занятиях юридической наукой.


Каким делом из вашей практики вы гордитесь?


Я участвовал в работе над проектом Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10.12.2019 года № 53 «О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража», который закрепил общепринятые в развитых правопорядках правила в сфере арбитража, а также способствовал формированию в России проарбитражного подхода в правоприменении.


 Однажды лицо, в пользу которого было вынесено решение третейского суда о признании права собственности на объект недвижимости по конкретному делу, обратилось за помощью в Ассоциацию юристов России. Суть проблемы была в том, что отдельные территориальные органы Росреестра отказывали в государственной регистрации прав на недвижимость на основании решений третейских судов, на принудительное исполнение которых государственным судом выдан исполнительный лист. Этой позиции, в частности, до недавнего времени придерживалось и руководство Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по городу Москве. Я отправил в его адрес правовое заключение, после которого практика государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основании решений третейских судов изменилась. Более того – были внесены изменения в соответствующие нормы законодательства Российской Федерации, и проблема была разрешена.


 Из своей адвокатской практики я бы выделил дело о возврате моему доверителю средств, вложенных в ценные бумаги, размещенными на международных фондовых рынках на крупную денежную сумму. Когда доверитель принял решение вывести эти средства, организация длительное время отказалась возвращать их, ссылаясь на то, что у клиента были обязательства перед иностранным юридическим лицом. В ходе длительного судебного разбирательства и иных мероприятий правового характера доверителю были возвращены все вложенные денежные средства, а также компенсированы убытки и судебные расходы.


Вы верите, что арбитраж когда-нибудь придет на смену государственному правосудию?


Да, я убежден, что в рамках разрешения гражданско-правовых споров мы к этому придем. Такое регулирование существует во многих странах, где в принципе отсутствуют государственные арбитражные суды, и коммерческие споры рассматриваются в порядке арбитража. В России, к сожалению, система третейского разбирательства изначально была выстроена с большим количеством злоупотреблений. Это было обусловлено, прежде всего, низкими законодательными требованиями к третейским судам, которые слабо контролировались государством: практически каждый имел возможность создать третейский суд, и такие третейские суды могли рассматривать споры любой сложности и без ограничения размера заявленных требований. Было много, так называемых, «мошеннических» и «карманных» третейских судов. Вся эта система подорвала доверие граждан и бизнеса к арбитражу. На эту проблему обратил внимание Президент Российской Федерации, который в декабре 2013 года поставил задачу реформировать систему арбитража в России, чтобы сделать привлекательной российскую юрисдикцию. В ходе реформы были внесены существенные изменения в законодательство, благодаря которым минимизированы злоупотребления и обеспечена добросовестность в третейском разбирательстве: Минюст России взял на себя функции проведения государственной политики в отношении арбитража. Повышение требований к репутации арбитражных учреждений и соответственно их количественное уменьшение привело к качественным изменениям в администрировании. Повысились требования и для арбитров. Государство заинтересовано в развитии арбитража, поскольку это может существенно разгрузить судей государственных судов, заваленных гражданскими делами под завязку.


Что бы вы посоветовали людям, готовящимся вступить в спор?


Не забывать о том, что арбитраж (третейское разбирательство) выступает эффективной альтернативой государственному правосудию, и позволяет сэкономить время и деньги. Государственные суды работают с перегрузкой, что, к сожалению, сказывается на качестве рассмотрения дел. Права добросовестных участников гражданского оборота зачастую эффективно не обеспечиваются. В государственных судах дело рассматривается в длительные сроки в нескольких судебных инстанциях. И это достаточно дорогое «удовольствие». По этим причинам сторонам часто становится невыгодно обращаться в суд.


Третейское разбирательство позволяет рассмотреть дело в разумный срок, в одной инстанции (решение третейского суда может быть окончательным) и с небольшими финансовыми затратами (за счет более простой и формализованной процедуры).


 Кроме того, предпринимателю часто бывает важно не предавать огласке факт судебного спора, поскольку эта информация может повлиять на его коммерческую деятельность. В отличие от государственного правосудия, которое является гласным (вся информация публикуется в публичной картотеке арбитражных дел), третейское разбирательство является конфиденциальным.


 Важное значение имеет также квалификация арбитров: многие из тех юристов, которые входят в списки постоянно действующих арбитражных учреждений, являются мэтрами в области права, имеют ученые степени по юридической специальности, а также опыт рассмотрения гражданских дел в качестве судей. Стороны арбитража всегда смогут выбрать квалифицированного арбитра, способного качественно разрешить спор.


 Серьезной проблемой, правда, остается недостаточное информирование общества о преимуществах арбитража: люди не идут в третейский суд во многом потому, что не знают всех его преимуществ. Однако это дело времени и практики. Убежден, что доверие к российскому арбитражу будет повышаться и третейское разбирательство заработает в полную меру.


Интервьюировал: Александр Крохмалюк
Фотографировал: Михаил Стенин
Поделиться постом в социальных сетях:
Следующий раздел Кейсы
Спасибо!

Ваша заявка отправлена, наши специалисты свяжутся с Вами в ближайшее время